Спасение 2016 бесплатно в хорошем качестве

Спасение 2016
Джон, фермер, чья семья убита, дает клятву отомстить, выслеживает и наказывает убийцу. Его действия запускают цепочку насилия: лидер местной банды со своими напарниками решает расправиться с Джоном и его деревней.. По лысой пустыне будущего штата Невада пролетают стервятники и редкое перекати-поле. Двое серьезных мужчин в потрепанных кожаных плащах нервно поглядывают друг на друга, скрипя костяшками пальцев, готовыми в любую минуту сорваться к курку верного кольта. Проходит минута, две минуты, на заднем фоне начинает наигрывать до боли знакомая мелодия легендарного Мариконе, а зритель понимает, что буквально через долю секунды с экрана будут выносить свежеприготовленный труп. Признайтесь, давненько мы не видели в кино добротных старых вестернов, пропитанных безысходностью и привкусом пороха и песка на языке. Пару последних десятилетий парней в стильных фетровых шляпах Голливуд чаще всего использует для сражений с пришельцами и в качестве шутливых камэо, а верность традициям Долларовой трилогии давно канула в небытие. Джон Уэйн сто лет как в гробу, Клинт Иствуд снимает кино про миллионных малышек и предстает в образах престарелых пердунов с перцем в морщинистой заднице, а современный зритель уже давно не видел хорошего вестерна. Создатели «Спасения» попытались воскресить жанр на больших экранах, но получилось только еще раз доказать, что король уже давно бесстыдно мертв.

Традиционная для сотен вестернов завязка, которую можно без тени сомнений назвать данью уважения традициям. Датский солдат Джон, после поражения в бессмысленной и некому неизвестной войне своей родной родины, покидает страну и отправляется в новоиспеченные конфедеративные Соединенный Штаты. После семи лет долгого устроения быта, он решает забрать жену с ребенком, чтобы начать новую жизнь. В начале ленты он встречает их на вокзале, и нам с первых же кадров становится понятно, что живыми мы их будем видеть очень недолго. Семью героя убивают безжалостные бандиты дикого нового мира, а он решает во что бы то ни стало отомстить. Не хватает только верного пса и неряшливого друга-бармена.

Режиссер «Спасения» Кристиан Левринг во всех интервью рьяно подчеркивал, что его вестерн — ни в коем случае не подражание Серджо Леоне, а скорее небольшой рефрен в сторону творчества Джона Форда. Мол, сам жанр ленты не так важен, а снятое им кино совсем не про нервных парней со старыми пушками в кожаных штанах. Конечно, давний друг Ларса Фон Триера не хотел упасть в грязь лицом, признаваясь, что снимает проходную легкотню. Обязательно должны быть иллюзии серьезности и объяснение, почему куча граждан грязной наружности выпускает друг другу мозги за дивный Новый свет. Единственный язык нового времени — грубая сила и жесткость, кровь — новая валюта будущей страны свободных людей, а умирающая мечта главного героя звенит прощальным колоколом, который в следующую секунду обязательно начнет звонить по тебе. Вся эта напускная метафизика портит самое лучшее, что есть в фильме, то есть перестрелки и харизму главных героев.

Если бы датчанин не стал раздувать заунывные беседы со зрителем о смысле жизни, «Спасение» оказалось бы просто шикарным вестерном. Все составляющие у него для этого были: прекрасный актерский состав, отличные декорации, действительно похожие на Дикий Запад, снявший «Узы Смерти» оператор Енс Шлоссер и оскароносные сценаристы в загашнике. В итоге же получилось все как-то неубедительно. Мадс Миккельсен недолгие полтора часа делает серьезный вид, рубит под конец всех злодеев на кровавые лоскуточки и пытается прикинуться, что он не однотипный плоский герой спагетти-вестерна. Вот только зачем это ему, когда именно в этом простеньком, но совсем не стыдном образе, он смотрится чуть ли не приемником Иствуда, выдавая на экране такую органику, какую вообще не ждешь от современных голливудских актеров (недаром он не покинул кинематограф родной страны) — категорически не понятно. Но режиссер неумолим — вместо молчаливых перестрелок у нас здесь должна лежать экзистенция. И точка.

В итоге «Спасение» оказалось настолько неоднозначным, что я даже не знаю, кому его можно посоветовать. Любители вестернов найдут здесь неплохую атмосферу и картинку, но попытки авторов замахнуться на высокое испортят им все впечатление. Поклонники же глубокого авторского взгляда тоже останутся разочарованы — им кино покажется слишком простым, карикатурным и схематичным. Вот и получается, что лента ведь по сути совсем даже и не плохая, а смотреть ее никто не захочет. Воистину, горе от ума. Я так и представляю, как после американского и европейского проката Левринг, краснея и пыхтя, будет кричать «Карету мне, карету!» и решит оставаться творцом своего национального кино. Может быть это будет и правильно. Ведь сам виноват, стервец.

4 из 10
. Удивлен низкими оценками. Впрочем нет, совсем не удивлён. Ведь фильм почти идеален.

Все мы рабы своих страхов и порождаемых ими иллюзий. Бесконечные вариации на тему стокгольмского синдрома впустую сжигают наши жизни. «Страх поражает разум», повторял герой совсем другого фильма…

И пока мы верим в «идолов толпы», каждый негодяй может вытереть об нас ноги. При условии, что негодяй не верит в те иллюзии, которые поработили нас. И освободился от страхов, гнетущих нас.

Герой «Спасения» верит во многое. Например, в государство (или как там назвать политическую организацию Америки конца XIX века). Если не в его справедливость и надёжную защиту, то хотя бы в то, что с ним как-то можно договориться и жить в мире. Соблюдать законы, не вступать в конфликты. Не убивать даже тех, кто напрашивается очень сильно. И тогда хотя бы не повесят.

Тем временем, могущественная нефтяная корпорация, судя по названию, входящая в конгломерат Рокфеллеров, озабочена изгнанием поселенцев с земель. Главгерой, простой шведский парень по имени Иван, простите, Йон (что, в общем, одно и то же: Джон, Иоганн, Йохан, Иоанн, Йон, Иван). Попадает под раздачу, до последнего веря в мирное сосуществование с сильными мира сего.

Тем временем, только-только освободившийся из тюрьмы мажор присоединяется к грязной игре старшего брата, работающего на тот самый Конгломерат. Задача: запугивать поселенцев, издеваться, придираться, снова издеваться, виноватить за малейший отпор и снова издеваться. Пока сами не побегут.

Дальнейшее опускаю, смотрите сами. Скажу лишь, что главгерой освободился от иллюзий. Теперь он верит только в себя (ну, почти). Дорогой ценой, но прозрение пришло. Стоило потерять все, и страх смерти отпустил, сделав свободным, а потому непобедимым (ну, почти). Жизнь от пробуждения до смерти, как обычно бывает, короткая, но зато это 
.

Идею освобождения фильм полностью раскрыл. Великолепна игра троих актеров, сделавших фильм. Прежде всего, это Ева Грин. А также Мадс Микельсен. Ну и Дин Морган.

Благодаря им, Нео проснулся. Как водится, по макушку искупавшись в грязи.

Но если создатели «Матрицы» пользовались неуклюжими метафорами, Кристиан Левринг сумел сказать то же самое на языке критического реализма. Пожалуй, даже какого-то гиперреализма.

Работа изумительная, выше всяких похвал.
. Давно не писал рецензии, надо бы это дело исправлять. И пожалуй, фильм о котором мне хочется написать будет
.

Я люблю жанр
, в последнее время его стали возрождать из пепла. Приложили к этому руку
и неординарный, эксцентричный
. Этот фильм так же входит в число тех, кто «возрождает» этот жанр.

Сюжет прост и прямолинеен. Насилие порождает насилие, из которого вытекает еще одно насилие. Замкнутый круг, который рано или поздно прервется. Тематика тут как у корейской
 — череда поступков, толкающих на месть и бесконечное насилие. Разговором тут ничего не изменить, учесть что перед нами — 
.

Герой
 — датчанин, перебравшийся в Америку, дабы начать (как и многие) новую жизнь. С братом они подготовили почву, и фильм начинается с того, что к герою Миккельсена приезжает из Дании его семья. Казалось бы, что все хорошо, но… у нас Дикий Запад, а в то время насилие было основополагающим фундаментом любого диалога. Это сейчас Америка преподносит себя как культурную и толерантную нацию, но мы-то знаем… Фильм пропитан чувствами безысходности, беспросветной жестокости, страха и дикости. Атмосфера наполняется угнетением и ощущением, что хуже быть не может, но оно будет.

Герой Мадса старается держаться хладнокровным (истинный Геральт из Ривии) после всех страшных событий, которые произошли за такое короткое время. Он немногословен и действует жестко. Его можно и нужно понять.

Хорош тут и
, чье имя в титрах сразу говорит нам, кто тут главный злодей. Действует он куда радикальнее, чем Мадс, подвергая насилию абсолютно всех, лишь бы достать убийцу брата. Это Дикий Запад, детка…

Персонаж
идет как проходной образ всего фильма. Она не играет значимой роли, она немая (по фильму, разумеется), вертится перед кадром и многие зададутся вопросом:
. Хороший вопрос, казалось бы, но ответ будет простым: да, у Евы Грин проходящий персонаж, но именно она является ключевым героем фильма, ведь «Спасение» — не есть фильм о мести, это фильм о сохранности души и человечности, которые так легко потерять, окунувшись с головой в жестокость. В кульминации именно Ева Грин спасает Мадса, а он ее. Это их общее
. Если бы персонажа Евы Грин не было, то фильм не носил данное название. Скорее,
.

Ну, давайте подведем итог. Плюсы данной картины: простой осмысленный сюжет, пропитанный колоритом жестокости и кровожадности, одним словом
. Хороший актерский состав, хорошая игра актеров, хороший экшн, пробивает на эмоции.

Недостатком для меня послужил лишь хронометраж. Мне кажется, можно было сделать эту историю и подольше, но с другой стороны фильм смотрится на одном дыхании и достаточно быстро. И после него остается послевкусие.

9 из 10
. Шершавая пыль повсюду — на шляпе, во рту, под веками, даже за пазухой. Горизонт из расплавленной охры сливается с аквамариновым небом в отражении прищуренных в праведном гневе глаз главного героя. Лоск лошадиных боков, блеск маслянистых револьверов, путеводный свет звезды шерифа. Взрыв, выстрел, вскрик. Горизонтальные прорези в разболтанных дверях местного салуна, вертикальные нити замшевой бахромы с куртки вздернутого. Ковбои и их Мэри, их враги и просто плохие парни, а главное — их месть и справедливость. Пекло, кровь, томящее напряжение и моментальная жестокость. Самые крутые пострелушки на всем Диком Западе.

А теперь представьте вестерн глазами хладнокровного датчанина. Кристиан Левринг — кто он вообще такой, откуда вдруг взялся? Что за северную мерзлоту он привнес в горячие перебранки вспотевших от страха блюстителей порядка и отъявленных мерзавцев, расплодившихся в душном климате борющейся с бедностью и богатством Америкой? Кем бы он ни был, но он крайне удачно вложил свою скандинавскую душу в историю мести, аккуратно сервированной со льдом с подачи земляка Мадса Миккельсена. Наверное, непривычно увидеть в декорациях нарочито накаленной эмоциональной да и природной атмосферы нордических, светловолосых и тонкогубых персонажей, с беззастенчивостью мигрантов практикующих датский язык среди местных, пережевывающих английский и табачную жвачку в новый американский. Наверное, немного не по себе наблюдать за тем, как динамичная и лихая фабула классических вестернов лишается героических атрибутов типа кручения пистолетов на пальцах рук или скупых знаковых фраз. Наверное, это не вестерн вообще, а драма на фоне полусожженного городка, захваченного бандитами — сразу набирающая скорость, но в пределах допустимого, как по накатанной дороге между тесно посаженными европейскими деревушками. Драма немногословная, но красноречивая в образах — трусоватая конная полиция, замещающий гробовщика мэр, злодей в кроваво-багряном плаще в заросшем щетиной и злобой лице Дина Моргана, немая и сердитая жена его брата-насильника — готовая взорваться пороховая бочка в ожидаемо чутком исполнении Евы Грин. Драма, сдержанная в движениях, предсказуемая, но насыщенная, успевающая за свои небольшие полтора часа кратко и емко обрисовать немногочисленных персонажей и заинтересовать зрителя. Скорее всего, это даже пьеса, поставленная в отчетливо очерченных границах крохотного поселения, где видно всех, как на ладони, этакий сухостойный-нефтяной Догвилль, выуженный из ДНК датской крови и спроецированный на чужую территорию. Простенькие спецэффекты и удивительная подвижность камеры только подчеркивают камерность фильма, а иногда нет-нет, да привидится задник с нарисованным небом и дорогой в горы, подсвеченные софитами, хотя все сцены честно снимались в саваннах Южной Африки. Но это не отталкивает от картины, а наоборот, придает какую-то неуловимую и молчаливую театральную торжественность, терпимую игровую искусственность, которая сгоняет напряженных актеров в одну точку, сталкивает и стравливает не на жизнь, а на смерть прямо на подмостках, прямо перед вами. Конечно, особой гениальности или новизны здесь не найти, как и знатокам сего жанра смотреть — только раздражаться. Но оценить эклектичный дуэт Мадс-Ева все-таки стоит, ведь если первый уже зарекомендовал себя прекрасным актером, то вторая продолжает коллекционировать дичайшие роли и радовать публику инфернальными всполохами своего таланта. И в свете последних политических событий нефтяные вышки из финальных кадров действительно похожи на зловещие обугленные кресты, напоминающие о том, какой процент жертвенной крови содержит в себе черное золото. И о том, что спасения от человеческой жадности почти что нет.

7 из 10
. Двое братьев-датчан уплывают за океан в поисках новой жизни. За 7 лет они сколачивают крепкое фермерское хозяйство. И один из братьев, Джон, привозит в Америку свою жену и сына. В дилижансе на них нападают бандиты, которые убивают жену и сына Джона. Он мстит. Но один из бандитов оказывается братом некоего Деларю, который со своей бандой держит в страхе окрестности.

Драматический вестерн датского режиссера Кристиана Левринга с интернациональным актерским составом. Фильм отличается довольно мрачной атмосферой и упором на реалистичность. Здесь нет непобедимых ковбоев, а положительные персонажи гибнут не меньше чем плохиши. Сюжет, в общем-то, прост и типичен для вестерна, но здесь важнее его подача и актерская игра.

В роли Джона выступил один из самых известных датских актеров Мадс Миккельсен. Он играет по-скандинавски сдержанно и не слишком эмоционально. Но в итоге его персонаж, бывший солдат, неплохо так запоминается, а ближе к концу он ярко покажет свои военные навыки в противостоянии с бандой Деларю.

Еще один запоминающийся персонаж у Евы Грин. Она играет жену одного из бандитов, ехавших в дилижансе. В детстве ее похитили индейцы и отрезали язык. Она ненавидит окружающий ее бандитский мир и пытается вырваться оттуда. Несмотря на то, что героиня Грин немая, она весьма выразительна в кадре. Ну и даже шрам на губе придает ей еще больше дикой сексуальности. Среди прочих актеров запоминаются Джеффри Дин Морган в роли Даларю, Микаэл Персбрандт, сыгравший брата Джона.

Суровый драматический вестерн с хорошей актерской игрой и крепкой постановкой. Мрачные времена Дикого Запада, неплохие экшен-сцены, все жестко и без соплей. В общем, вполне любопытный образец современного вестерна.

7 из 10
. Жанр вестерна определенно переживает второе рождение, причем реинкарнируется довольно далеко от исторической родины — в Старом свете. Высокогорные альпийские снега с затерянной в них деревушкой «Темной долины» сменились сухими пустошами с затерянным же среди них городком «Спасения» но тема осталась той же — месть. Вот только Грейдера, молчаливого стрелка-фотографа, тут нет. Зато есть Йон, молчаливый фермер, бывший солдат, нынешний иммигрант, осевший в диком неблагодатном краю в поисках тихой жизни и надежного дома для своей семьи. Вот только подонков везде полно, и доказывать, что ты не верблюд, приходится уже после того, как они нассали тебе в душу. Принцип домино в действии — одна маленькая поганая костяшка тянет за собой кости все крупнее и крупнее, пока вся окружающая местность полностью не меняет свой вид. Впрочем, на этот раз перекладывать вину на первого-крайнего не получится, ибо невиновных тут нет, за исключением Йона и его брата, которым, традиционно для кино, не повезло оказаться не в том месте и не в то время. Раскручивающийся маховик событий затянул их на свою орбиту, когда месть стала не осознанным выбором, а единственной возможностью жить дальше.

Фильм обладает исключительной атмосферой, держит в напряжении и не дает оторваться до конца. Но чем дальше, тем сильнее крепнет убеждение, что в попытках впечатлить зрителя создатели перешли грань между реализмом и гротеском. Ибо лицемерие основной массы второстепенных персонажей настолько велико, что почти даже и не злит, а только вводит в ступор. Что шериф городка, собачий сын, цитирующий священное писание и готовый «пожертвовать одной овцой ради спасения многих», что мэр, трусливая мразь, уверяющая, что на том свете сапоги не пригодятся, что жители города, подобные многоголовой аморфной массе без мозгов и чести — каждый в этой массе статистов в своей трусости и подлости доходит до абсурда. Примечательно, что единственными, осмелившимися выступить против существующего порядка, оказались уже пожившая старуха и мальчишка, еще не начавший жить. Впрочем, для кино это тоже достаточно традиционно.

Сюжет, далекий от оригинальности и достаточно условный с точки зрения второго плана, спасают впечатляющие фигуры основных персонажей. Йон, в исполнении Мадса Миккельсена — образец мужчины старой закалки, немногословного и не проявляющего эмоций, на мой взгляд, представляет собой довольно редкий для кинематографа типаж положительного героя, вызывающего не любовь и сочувствие, а уважение. Его брат (Микаэл Персбрндт), имя которого было названо всего раз в самом начале и который вряд ли за весь фильм произнес больше 20 слов — это та же несгибаемая воля и нерушимый кодекс чести. К персонажам, подобным этим, формируется не конкретный личностный интерес, а восхищение более широкого
порядка. Деликатная работа гримера только подчеркивает одухотворенную красоту Евы Грин. Ее Принцесса, не произнесшая за весь фильм ни слова, тем не менее исключительно «красноречива» одним своим видом. И образцовый, сейчас уже вымирающий вид абсолютного и в то же обаятельного зла представляет собой Деларю Джеффри Дина Моргана — исключительно принципиальный, железобетонно уверенный в своей правоте и очень умный полковник Деларю не мечется, как это модно сейчас, в сомнениях, а двумя ногами стоит на стороне Зла. В результате «Спасение» предстает довольно бледным кинополотном с тремя яркими точками центральных персонажей, которое, конечно, растает в памяти без следа, но на полтора часа определенно прикует внимание.
. Джон — эмигрант из Дании, приехавший в Америку в поисках лучшей жизни. Обжившись на новом месте, Джон приглашает к себе жену и сына.» Страна возможностей» неласково встречает своих новых граждан. Двое бандитов убивают родных Джона. Бывший солдат Джон быстро и жестоко мстит подонкам, не подозревая, что родственник одного из них — влиятельный человек, привыкший сполна получать со своих должников…

Датский режиссёр Кристиан Левринг — визионер, в лучшем смысле этого слова. Все его фильмы (их всего восемь), тематические, как правило, промежуток между съёмками составляет шесть лет. О чём это говорит? О том, что Левринг ничего не делает впопыхах, каждая деталь в его фильмах отшлифована, доведена до совершенства, и имеет смысловую нагрузку. О чём новый фильм Левринга? О мести? Очень поверхностное и поспешное суждение. Месть свершается в самом начале фильма, а оставшиеся полтора часа о чём? Левринг, используя полузабытую форму вестерна, набивает свой фильм смыслами под завязку, и всё это ярко, красочно, и местами сочно.

Кроме бросающейся в глаза темы мести, режиссёр препарирует людской порок под названием «трусость». Банда отморозков терроризирует население целого городка, причём действие происходит на «Диком Западе», где все умеют, и любят общаться посредством предупредительного выстрела в голову. И как же отвечают пионеры Дикого Запада зарвавшимся бандитам? Никак. Терпят — с. В конце фильма один из жителей произносит благодарственную речь в адрес Джона, смысл которой сводится к следующему: мы верили, что найдётся дерзкий, который всех перестреляет, мы молились, и ты нашёлся! Отличная позиция, толстовство в чистом виде, пусть сопротивляется кто — то другой, но не мы. Отсидеться не получится, граждане, забудьте заветы Ганди, и великого сидельца из Ясной Поляны. Сейчас действует принцип сформулированный Вебером: Ты должен насильственно противостоять злу, иначе за то, что зло возьмёт верх, ответственен ты.

Главным антагонистом Джона является сука бездушная по имени Деларю. Деларю вроде бы мстит за смерть брата, но это не единственная его мотивация. Левринг (который ничего не делает просто так) периодически показывает нам сонно булькающие лужи какой — то субстанции чёрного цвета, а одна из героинь прямо говорит, что воду из колодца пить нельзя, в ней много этой чёрной радости. Деларю действует не только как мститель, он — наёмник крупной корпорации, заинтересованной в огораживании земель, богатых чёрной дрянью. Имеющий глаза да увидит, а тем кто считает картину «бесхитростной и малосодержательной» можно только задать вопрос — вы фильм смотрели? Если смотрели, то какой?

При всём богатстве смыслов, фильм представляет собой весёлый и кровавый гиньоль. Действие происходит в 19 веке, то самое время, когда в штатах формировалось гражданское общество и правовое государство. Деларю — явный сторонник идеи равенства всех перед законом, его соратники не делают исключений ни для кого. С радостным цинизмом они отстреливают всех — безногих инвалидов (толерантность в действии), ветхих старушек, подростков, и конечно же мужчин. Продырявленные выстрелом черепа, кровь тугой струёй бьющая из перерезанных артерий, хриплые стоны умирающих — вся эта сладкая для слуха закоренелого садиста музыка, формирует оптимистическое настроение на протяжении всего фильма.

Очевидно, что американцы не слышали о таком способе борьбы с коррупцией, как запрет на совмещение должностей. Иначе как можно объяснить тот факт, что мэр подрабатывает гробовщиком (и не только), шериф одновременно ещё и пастор? И эти люди учат нас демократии? Мэр мог бы сыграть Шерлока, он демонстрирует отличный образец дедукции в сцене с привязанным за ручки Джоном. Все ведь разделяют мнение о том, что покойнику обувь ни к чему? Вот и мэр приезжает для того, чтобы пополнить свой гардероб, и позволить умирающему совершить свой последний путь налегке, ноги должны дышать, любой терапевт вам это подтвердит.

Джона играет Миккельсен, он выдержан, суров, по — лектеровски невозмутим и хладнокровен. В роли Мэделин снялась профессиональная Валькирия, и по совместительству переходящий красный вымпел современного кино Ева Грин. Она была девушкой Бонда, Морганой в «Короле Артуре», по её прелестям бодро промаршировали практически все «Триста спартанцев», но сумрачного, и по — нордически выдержанного датского гения Левринга не соблазнить отвисшими дойками. Левринг нашёл Еве удивительную роль, не буду раскрывать секретов, скажу только, что она прекрасно «играет лицом», и поблагодарить автора диалогов — это просто блестяще, после стервозных воплей Артемисии, это лучшие реплики в исполнении Грин!

Итог.

Замечательный, динамичный боевик для вдумчивых, внимательных зрителей.

10 из 10
. Люблю вестерны. А особенно, когда через весь фильм проходит тема отмщения. Люблю, когда главные роли в таких картинах исполняют фактурные актеры, а размышления послевкусия сводятся к вопросам социальной справедливости и роли Закона. И вот фильм Левринга по внешним признакам должен был полностью оправдывать самые смелые ожидания — европейское кино об отмщении с целым букетом стильных актеров. Однако, не задалось.

Причем, начало вполне многообещающее. Сцена неожиданного убийства семьи главного героя оказывается весьма реалистичной, равно как и описание этого странного и гадкого
Догвилль городка. Все последующее оказывается настолько незатейливым, что едва ли просмотр можно назвать сколько-то интересным. Понятно ведь, что у нашего главного героя попросту нет шансов избежать столкновения, однако ни ганфайты, ни линия его пересечения с героиней Евы Грин никак не выделены. Более того, не подчеркиваются даже сожаления по безвременно ушедшей в небытие семье. Нет и сколько-нибудь жесткого отношения к тем слабым служителям закона, прогнувшимся под бандитов. Поэтому, мы и получаем стильного Эрика Кантона, который к сожалению никак не блистает. Равно как и фактурные Джеффри Дин Морган, Ева Грин и Джонатан Прайс. Ничем особым не выделяется Маддс Миккельсен. Этот мощный актер оказывается бесстрастным на протяжении всего фильма, полностью повторяя свое ровное и за счет этого поверхностное исполнение в «Михаэле Кольхаасе».

Вот и сводится все к тому, что при всем своем потенциале, фильм не просто не выстреливает, а разочаровывает. Картина бесхитростна и малосодержательна. Тот самый случай, когда старый добрый «Всадник высоких равнин» Иствуда или «Вздерни его повыше» Теда Поста в сравнении выглядят неоспоримыми шедеврами. Что и говорить, сравнивая, даже совсем не идеальная, недавно вышедшая «Пресная вода» выглядит куда более серьезно.

4 из 10
. Плюсы. В целом сюжет крайне примитивен, классика жанра про преступление и наказание, но от этого сама реализация нисколько не пострадала. Острота событий с самого начала сразу настраивает на вдумчивый просмотр. Фильм серьёзный и тяжёлый. Однако на самом деле не больше, чем другие похожие вестерн-постановки.

С точки зрения жанра абсолютно всё выдержано в идеологически строгом ключе: сюжет, костюмы, диалоги, атмосфера, декорации, озвучка, свет… Всё просто великолепно!

Актёрская игра замечательная. Ева Грин действительно хороша в этом фильме; её мало, но она очень колоритна, и с этим шрамом, и в этом постоянном гробовом молчании. Главный герой не так крут, как Иствуд в похожих фильмах, но у последнего это чисто киношное, как дань его особенным персонажам, недосягаемым для пуль суперменам, а здесь чувствуется что-то другое, настоящее глубинное мужество. Удивительная выдержка главного героя при всех обстоятельствах, даже самых трагических и тяжёлых. Потрясающе.

Особенности. Подозрительно, что никто в фильме не умирал от первого выстрела, как это «положено» в боевиках. Даже от выстрела из винтовки. Иногда даже слишком подолгу не умирали.

Последние кадры с нефтяными вышками, взявшимися внезапно и ниоткуда, — ни о чём, ни к селу, ни к городу, хотя о нефти и шёл разговор по ходу повествования.

Вывод. Тема вестерна заезжена вдоль и поперёк, но всё-таки она неисчерпаема, и вновь, и вновь выходят качественные и интересные фильмы этого жанра. Только-только улеглась пыль от «Зноя», как на тебе — новинка.

Фильм получился добротным со всех точек зрения, смотреть интересно. Даже заканчивается как-то слишком быстро, такие фильмы надо делать длинней.
. Предельно жестокий фильм о подлости и чести в интерьерах Дикого Запада. Снятая в Южной Африке картина об эмигрантах из Дании была показана на фестивальных смотрах в Каннах и Лондоне, но в североамериканский широкий прокат не попала, хотя главную роль здесь исполняет ни кто иной, как Мадс Миккельсен, звезда выпущенного NBC остросюжетного сериала «Ганнибал».

Интригу полутарочасового «Спасения» напрочь развенчивает подробный синопсис, точно описывающий все происходящее в первые 35-ть минут, что является большим маркетинговым упущением. К тому же, из такого не очень большого для неспешного вестерна хронометража, целых две минуты отдано вступительным титрам, тогда как «Спасение» это совсем не принадлежащая к тому же жанру «Темная долина», где титры были частью концептуального замысла, закольцовывали произведение. Кроме вышеназванного в фильме нет ни одного недостатка — словно бы монументальный (как в плане внешнего вида, так и в отношении характера) герой и классическая обстановка конца 19-го века, когда на многие мили вокруг были лишь песок и высохшие травы, а гигиена не вошла еще в обиход покорителей Дикого Запада.

Из стандартного набора деталей жанра вестерн Кристиан Левринг и Андерс Томас Йенсен выкладывают мозаику удивительную в своем драматизме и глубине, здесь не просто плохие парни задирают добропорядочных граждан, а хороший парень лихо стреляет с бедра и восстанавливает справедливость, нет. Добро борется со злом посреди обыденности, когда ни чем не примечательные обыватели тяготеют не к истинному, а к более простому. В такой ситуации помочь тому самому Одинокому Рейнджеру оказывается не кому.

Одним летним вечером путь нашего героя Джона домой заканчивается не у теплого очага, а у стылой постели с телами близких ему людей. Преодолев трудности быта и нищету, датчанин Джон оказывается бессилен перед звериной натурой большинства людей. Террор горожан, убийства, преследования и пытки, лихой предводитель бандитов и несчастная изуродованная девушка — сюжет «Спасения» динамичен и насыщен, но все это лишь виньетка. Квинтэссенция «Спасения» это слезы в глазах мужественного Джона, трагедия конкретного индивида, через которую автор говорит о тех частых мгновениях, когда человеческое бытие полно страданий и только лишь их.

Далеко не в первый раз Мадс Миккельсен исполняет главную роль в трагедии о сильном духом герое. Его Джон не уступает работам в таких же минорных по тональности как и «Спасение» фильмах как «Михаэль Кольхаас» и «Охота». Именно Миккельсен, как и любой превосходный актер заполняет своей игрой и некоторые пробелы сценария и возможный недостаток вербальной составляющей. Кроме величавого Мадса в картине присутствует такая знойная женщина как Ева Грин и небезызвестный папа Дина и Сэма Винчестеров — Джеффри Дин Морган.

При всех неоспоримых достоинствах «Спасение» представляет собой фильм очень непростой для просмотра, не потому что в нем имеется кровь и истязания плоти (к такому современный зритель уже давно привык), просто режиссер Кристиан Левринг не приемлет такого понятия, как бережное отношение к чувствам своего зрителя. Он безжалостен, ибо только так возможно показать всю ту неописуемую мерзость, что таится в молчаливом большинстве. Спасение придет не от спекулирующих на религии и морали обывателей, оно возможно лишь с помощью чести и бесстрашия. «You’re not even a man», — скажет благородный Джон одному из продажных горожан и он, как это ни печально, прав.
.